ДарадиБога

Да, милые, да. Да, у меня проколота губа, мне удобно есть, целоваться, разговаривать и делать все те вещи, что люди без кольца в губе вполне успешно делают своим ртом. Да, я левша, да, это, наверное, безумно необычно выглядит, для вас, простых смертных правшей. Раньше я бы подумала, что это и есть все самые часто задаваемые мне вопросы, но в последнее время в лидеры выбился “А почему ты пишешь от мужского лица?”. Сразу маленькое заявление: у меня есть стихи и от женского лица, их меньше, но они есть, ага.
Я не трансвестит, и не лесбиянка, если у вас возникают и такие шальные мыслишки. Хотя всё-таки самое обожаемое вами занятие – это искать во всей моей “мужественной” писанине смысл и вызов. Откуда вообще взялось такое потрясающее хобби во всём ковыряться и искать смысл? Прошу поверить, что это выглядит сексуально только в исполнении Доктора Лайтмана, Доктора Хауса и Шерлока Холмса, у вас же это получается коряво и надоедливо. Страшно представить, чтобы вы сделали с моим Спрашивай.ру, если бы я была зарегистрирована на этом удивительном сайтике.

И тем не менее, мне, к сожалению, нечего вам ответить. В этом нет смысла, с тем же успехом вы могли бы спросить “почему ты пишешь вообще?”. В моей голове просто возникают рифмованные фразы, какими они будут на этот раз, для меня всегда большой сюрприз, я не могу это контролировать. Я и не работаю намеренно со слогом, рифмой, ритмом и средствами художественной выразительности, по сути, мне положить на это массивный детородный орган.
Но вернёмся к нашей половой проблеме. Ещё чаще я слышу мнение, что стихи не являются искренними, если написаны от лица противоположного пола. Ради всего святого, господа, посмотрите в мои исполненные самообожания глаза, неужели не очевидно – чтобы написать стихотворение о женщине ( да и что уж греха таить, довольно привлекательной женщине), мне достаточно подойти к зеркалу, и сколько бы я по поводу себя не иронизировала, большинство моих стихов, увы и ах, автобиографичные. В то же время, я с большим благоговением и любовью могу описать женщину из своего круга приятелей и друзей, и многие мои героини – лишь собирательные образы, слизанные с моих знакомых ледей и вышеупомянутой меня.
А выражаться и думать как мужчина, между прочим, совершенно не сложно, потому что при виде красивой женщины вы перестаете думать вообще.

И всё-таки ещё раз, я пишу так, потому что хочу,  потому что так получается, потому что так легче, по той же причине, по которой вы не пишите от лица кирпича или муравьеда. Я люблю писать от мужского лица, люблю писать о женщинах, описывать их внешность, одежду и привычки. Я люблю мужской парфюм, мужской юмор, мужскую одежду, хорошо прожаренное мясо и порно с бисексуалками, оставьте уже несчастную Ксюшеньку в покое!

 

Как стать творческим человеком

Так уж вышло, что ты родился бездарем. Все твои фотографии засвеченные, а стихи годятся для поздравительных открыток. Когда ты поёшь в душе, соседи перекрывают кран.  Твоя кошка плачет кровью, когда видит, как ты танцуешь. С горя ты пробовал читать реп, но даже это не вышло. Так что же делать? Не спеши браться за математику, сегодня мы сделаем из тебя творческого гения.

Вспомни, родной, в мире полно вещей, которыми можно заниматься, не учась! Главное – выбрать правильное направление. Если решишь рисовать, из всех “измов” выбери сюрреализм. Не забудь назвать себя “Сальвадором Дали двадцать первого века”. Если даже сюрреализм не получится, выдавай свои картины за  слоновьи или осьминожьи, почему-то эти животные считаются невероятно талантливыми, и любая мазня, ими изображённая, идёт на ура. Хотя, впрочем, тебе не нужны никакие направления, просто изобрети своё. Стихам не нужна рифма, ритм и прочая ерунда, с которой мучаются поэты-неудачники. Самое главное, стихам не нужен смысл. Сыпь метафорами и красивыми словами, никто не должен понять, о чём ты пишешь, чтобы ты выглядел очень сложным человеком. Обязательно посвящай стихи кому-нибудь, но никогда не говори однозначно, кому, оставляй загадочные намёки: “Человеку, чьи грубые пятки вечером пятого мая свели меня с ума”.

Делай психоделические фотографии. Жизнь ведь постоянно подсовывает сюжеты. Твоя бабуленька вяжет? Кошка вытерла кровавые слёзы и уснула? Может быть, тётя из Махачкалы отстригает заусенцы? Так скорее беги и фотографируй себя в зеркале, вдохновившись этой красотой! Обязательно давай сложные и красивые названия фотографиям, например, “Непревзойдённое ополчение” , “Лаймовое искушение в звёздную ночь”.

Когда ты попробуешь себя на всех поприщах, запиши трек. Здесь нужно придерживаться строгих правил. Первый трек нельзя называть “Лысая женщина” или “Усталый питекантроп”. Исключительно глаголы повелительного наклонения “Дыши”,  “Вспоминай”, “Не забывай”. Вскоре ты сможешь называть свои треки прилагательными. Твой творческий псевдоним должен быть уникальным, странным и запоминающимся. Чтобы людям было легче запомнить, допиши туда триста сорок одну цифру, каждая из которых будет что-то значить для тебя.

Как только коэффициент твоей творческой развитости достигнет 0,7, настанет пора снимать видео. Аппаратура и умения значения не имеют, настоящий гений может сделать всё из ничего. Единственное, что тебе действительно нужно, это собственный канал на ютюбе. Рекламируй себя где только можешь и сколько можешь. Ссылка на твой  аккаунт должна сниться людям по ночам. Как только количество подписчиков на него достигнет трёх человек, включая твоих родителей, ты вкусишь популярность, детка.

Постуй на свою страницу в соцсети как можно больше цитат и картинок о творчестве и искусстве. Да, да, именно о том, как ты не спишь по ночам и творишь. Тебе не нужно выкладывать свои рисунки и проекты, достаточно написать о том, как ты их создаёшь. Тебе очень подойдут статусы, которые начинаются на: “Готовлю специальный проект..” или “Скоро вы увидите…”.

Кстати, отныне тебе запрещено читать то, что читают все, смотреть то, что смотрят все, и слушать то, что слушают все. Никакого мейнстрима, только андеграунд. Если андеграунд начинают вдруг слушать, смотреть и читать все, немедленно переключайся на мейнстрим, пока он перестал им быть. Собственно, оба этих понятия настолько часто сменяют друг друга, что лучше не слушай, не смотри и не читай ничего. Помни, что учатся только те, кто не умеет. А мы то знаем, что ты талантище.

По сути, это лишь краткие рекомендации, я бы посоветовала тебе хвататься за всё подряд от лепки до плетения соплей.  Любое твоё дурачество должно стать элементом стиля, и тогда ты сможешь абсолютно серьёзно сказать “Для чего мне интегралы, я  - творческий человек!”.

P.S. А если у тебя до сих пор нет ни одной татуировки, пирсинга и при этом родной цвет волос  -  то я не знаю, зачем ты за это взялся вообще.

 

Бобёр Михаил

Бобёр Михаил никогда не понимал людей. Они любили пихать ему в пасть древесину и гладить по голому хвосту, хотя свои хвосты прятали, да и ели что-то куда более вкусное. Бобёр Михаил всегда считал их странными существами, но благодаря своей бобриной толерантности смог смириться с большинством причуд. Но всегда оставалось что-то, что бобёр не понимал.

Каждый день люди приходили домой и садились перед светящейся коробкой. Перед ней они занимались разными делами, которых бобёр тоже не понимал. В светящуюся коробку люди смотрели, как на что-то живое, они смеялись, плакали, радовалась и грустили, сидя перед коробкой. Бобёр не понимал.

Иногда люди что-то засовывали в коробку. Такие маленькие штуки. Люди подолгу искали дырочки для этих маленьких штук и никогда не могли воткнуть эти штуки с первого раза. Бобёр видел разные такие штуки и совершенно везде. Бобёр не понимал.

Оказалось, что в светящейся коробке у людей помещался целый мир. Бобёр знал, что такое почта и магазин, даже бывал там, но не понимал, откуда они в коробке. Люди были странные. Они всё время кричали, что коробка виснет, но коробка не висела, а стояла на месте. Люди вообще кричали много глупостей. Они злились, что не могут войти в сеть, хотя сидели на месте и никуда не ходили, и сетей Бобёр никаких не мог найти, сколько ни искал. Иногда люди кричали, что у коробки пропадает интернет. Бобёр не знал, что такое интернет, но точно знал, что у коробки ничего не пропадало, и всё оставалось на местах. Иногда ему даже хотелось сказать об этом людям.

Люди пристёгивались к коробке разными нитками, которые Бобёр Михаил не мог перегрызть. Они надевали себе на уши какие-то нашлёпки и начинали смешно дёргаться и шевелить губами. Бобёр не понимал.

После недолгого общения с людьми Бобёр начал разбираться в интернете. Он сразу уяснил, что лиса лучше оперы, но хуже хрома. И то, что большая буква “е” – экскременты.

Когда Бобёр зарегистрировался “вконтакте” он долго не мог понять, почему это слово пишется слитно и  почему там все ругают Павла Дурова. Тогда Бобёр узнал, что на самом деле светящаяся коробка никому не нравится, и люди просто порабощены. Бобёр не понимал.

Когда Бобёр узнал про Спрашивай.ру и Джастина Бибера, он совершенно перестал понимать.

Бобёр Михаил больше не подходит к светящейся коробке, зная, что она несёт зло и разрушения. С тех пор Бобёр Михаил наблюдает за людьми со стороны. Обернитесь, возможно, Бобёр Михаил тихо стоит сзади Вас, и он всё ещё не понимает.

За очаровательного толстого бобра отдельное спасибо непризнанному гению А.К.

Не выспавшаяся

Она каждый день ждала нас возле ворот. Она встречала поезда, на которых нас привозили умирать. Мы были русские, евреи и цыгане, а она была немкой. Некрасивая и нескладная, с красными, налившимися нашей кровью глазами и синей кожей. Она жила недалеко от лагеря и задыхалась от запаха наших сожженных тел, она не могла спать от наших криков и предсмертных стонов, и потому всегда была не выспавшаяся.
Она приходила каждый день к чугунным воротам, за которыми едва можно было что-то разглядеть. Она встречала наши шеренги, стоя на коленях и прося прощения. Мы не всегда говорили по-немецки и часто не понимали её, но знали, что она не из тех, кто ненавидит нас.  Она плакала и сжимала кулаки возле сердца, пару раз она кидалась к нам с заплаканными красными глазами, не выспавшаяся.
Она была уже немолода, но наверняка одинока. Умирая в газовых камерах, все мы думали, что её сын или брат сейчас на войне, убивают русских, евреев и цыган, а она знает это и просит прощения.
Её всегда прогоняли. Избивали до полусмерти, валили на землю и долбили прикладами и носками сапог. Но никогда не убивали. И не потому, что она была арийкой. Мы знали, что не трогают её для того, чтобы завтра она встретила новую шеренгу людей, приехавших на поезде, чтобы она бросилась к трупам, что выносили из вагонов. В дороге выживали не все, и умерших просто бросали на обочину, а она их хоронила. За это её тоже избивали, но оставляли в живых.
Для всех нас не выспавшаяся стала Матерью, а для каждого немецкого солдата – Совестью.
Она умела подарить каплю надежды тем, кто уже шёл на верную смерть, и, умирая в газовых камерах, молясь за всех, кто ещё остался жив, мы не забывали помолиться за не выспавшуюся.