hey

 

Салют, пацаны. Я к вам с большими новостями. Я крупно переваяла весь сайтоблог, от оформления до фавикона. Rodrigo можете смело забыть, а те, кто ещё не успел спросить, что это такое и почему, забудьте этот вопрос. Я Ксюша, моя фамилия Грекова. Может, когда-нибудь я и созрею до псевдонима, но зачем.
Новый дизайн значительно уютнее, и, как мне кажется, мои творческие потуги лучше воспринимаются в этаком полумраке. Я могу рассказать вам про множество интересных и удобных штук, которых раньше не было, например, что страница отныне адаптируется под планшетку или телефон, но она ни черта не адаптируется, так что рассказывать не буду. Неизменным остался только, собственно, адрес, дабы вы меня не потеряли, хотя на самом деле, его просто уже нельзя изменить).
А теперь рубрика “слоупок-новости”. Меня можно послушать (а если я буду в игривом настроении – то и потрогать) в парочке заведений  (внимание, сейчас будет понт) в центре Москвы). Чаще всего и с наибольшим удовольствием я появляюсь в центре современного искусства “Винзавод” в Цурцум кафе по вторникам, там отличный кофе (мне ни гроша не заплатили за эту маленькую рекламу), очень приличные стихи, если не мои, так чьи-нибудь ещё, и совсем свободный вход. Вся движуха начинается в семь, но поэты любят фатально опаздывать. А если моё чувство собственной важности подрастёт ещё немного, то я буду анонсировать свои выступления конкретно накануне.

А новые стихи я шпарю один за другим, и все, как на подбор, маленькие, слабенькие и скандальные, прямо как я. Писанину читаем ниже.

Руки-за-голову

Когда ты заводишь руки за голову,
Это либо минет, либо расстрел.
И, как правило, разница в том, спиной ты
Или лицом.
Или ты кого-то накормишь спермой,
Или кто-то тебя начинит свинцом.
В общей сумме
Вы оба встретите свой конец
С распахнутым ртом.
Открывай, это я, не обиженная, не злая.
Мне не вовремя рассказали, что жизнь – это весело.
И когда ты заводишь руки за голову,
Ты качаешь пресс скорее всего.
И, как правило, разница в том.
Что раз за разом ты на полу к потолку ничком.
И в голове не мозги, а месиво…
месиво..
месиво.

Танец кобры

Я ввожу для себя тешащее моё самолюбие понятие “грековская классика”, которое означает хорошо замаскированную бабскую писанину с розовыми соплями под стихотворение от мужского лица, сдобренное острыми словечками. “Танец кобры” идеально сюда подходит, за исключением того, что это недопесня, и ещё немного, и оно превратится в очень очень убогий реп.

Это я стоял тогда на платформе.
Ждал электрички, людьми накормленной,
Ты бросилась мне на шею, милая
С нежностью сытого крокодила.
Я смотрю как ты тащишь меня ко дну.
Я смотрю как ты тащишь меня ко дну.
Тревога раздувает свой капюшон,
Здесь так душно, что я режу воздух ножом.
Тревога сжимает тело в кольцо,
Бросок! Впрыскивает яд в лицо.
Это я метался из стороны в сторону.
Смотрел на тебя с мольбой и укором,
Ты рушила мой болевой порог,
Вгрызаясь своими глазами мне в бок,
Ты теперь мой каждый поздний звонок.
В дверь, в тело, в душу, тобой укушенную.
Ты тот миг, когда я, не чувствуя ног.
Твои липкие губы смываю в душе.
Ты тот миг, когда я, почти сутки не спавший,
На балконе пронзительный воздух нюхаю.
Ты триста одно значение принявшая
переменная
в моей формуле
шлюха!
Я смотрю, как ты тащишь меня ко дну.
Я смотрю как ты тащишь меня ко дну.
Тревога раздувает свой капюшон,
Здесь так душно, что я режу воздух ножом.
Тревога сжимает тело в кольцо,
Бросок! Впрыскивает яд в лицо.
Как сок. Впрыскивает яд в лицо.

Берегисебя

и снова от мужского лица!


Ты не слушай, что я говорю, вообще.
В мире много других интересных вещей,
Начиная от музыки и новостей,
И заканчивая тишиной.
Я хочу тебя любой ценой.
Развлекал бы весь день тебя болтовнёй,
Ну ещё бы.
Но только от моих слов у меня уже в язвах всё небо.
Мне остаётся лишь сглатывать кровь и гной.
Ради Бога, не ной.
Не рассказывай мне про их смех, про их жалкий гогот.
Что ругают за то, что живёшь, как они не могут.
И за то, что тебе не сидится на месте.
Ради Бога, не лезьте.
Ради Бога, дайте ей быть собой.
Присылая на почту мне тонны писем,
Да, мои слова чересчур возвысили,
Я прошу об одном: береги себя.
Береги СЕБЯ. Свой стержень и свой покой.
Если б было так трудно, налилась бы игристым,
Собрала бы все вещи и “Hasta la vista”.
Да остановись ты.
Не нужно искусанных губ,
Тебе просто нужно вступить в мой клуб.
И не ищи никакого подкожного смысла.
Ты просто слишком зациклена, ты чересчур зависима,
И я прошу об одном, малыш, береги себя.
И не трать кислород, если мысленно ты уже труп.

 

 

ДарадиБога

Да, милые, да. Да, у меня проколота губа, мне удобно есть, целоваться, разговаривать и делать все те вещи, что люди без кольца в губе вполне успешно делают своим ртом. Да, я левша, да, это, наверное, безумно необычно выглядит, для вас, простых смертных правшей. Раньше я бы подумала, что это и есть все самые часто задаваемые мне вопросы, но в последнее время в лидеры выбился “А почему ты пишешь от мужского лица?”. Сразу маленькое заявление: у меня есть стихи и от женского лица, их меньше, но они есть, ага.
Я не трансвестит, и не лесбиянка, если у вас возникают и такие шальные мыслишки. Хотя всё-таки самое обожаемое вами занятие – это искать во всей моей “мужественной” писанине смысл и вызов. Откуда вообще взялось такое потрясающее хобби во всём ковыряться и искать смысл? Прошу поверить, что это выглядит сексуально только в исполнении Доктора Лайтмана, Доктора Хауса и Шерлока Холмса, у вас же это получается коряво и надоедливо. Страшно представить, чтобы вы сделали с моим Спрашивай.ру, если бы я была зарегистрирована на этом удивительном сайтике.

И тем не менее, мне, к сожалению, нечего вам ответить. В этом нет смысла, с тем же успехом вы могли бы спросить “почему ты пишешь вообще?”. В моей голове просто возникают рифмованные фразы, какими они будут на этот раз, для меня всегда большой сюрприз, я не могу это контролировать. Я и не работаю намеренно со слогом, рифмой, ритмом и средствами художественной выразительности, по сути, мне положить на это массивный детородный орган.
Но вернёмся к нашей половой проблеме. Ещё чаще я слышу мнение, что стихи не являются искренними, если написаны от лица противоположного пола. Ради всего святого, господа, посмотрите в мои исполненные самообожания глаза, неужели не очевидно – чтобы написать стихотворение о женщине ( да и что уж греха таить, довольно привлекательной женщине), мне достаточно подойти к зеркалу, и сколько бы я по поводу себя не иронизировала, большинство моих стихов, увы и ах, автобиографичные. В то же время, я с большим благоговением и любовью могу описать женщину из своего круга приятелей и друзей, и многие мои героини – лишь собирательные образы, слизанные с моих знакомых ледей и вышеупомянутой меня.
А выражаться и думать как мужчина, между прочим, совершенно не сложно, потому что при виде красивой женщины вы перестаете думать вообще.

И всё-таки ещё раз, я пишу так, потому что хочу,  потому что так получается, потому что так легче, по той же причине, по которой вы не пишите от лица кирпича или муравьеда. Я люблю писать от мужского лица, люблю писать о женщинах, описывать их внешность, одежду и привычки. Я люблю мужской парфюм, мужской юмор, мужскую одежду, хорошо прожаренное мясо и порно с бисексуалками, оставьте уже несчастную Ксюшеньку в покое!

 

l_ove-evo_l

 

Ну куда ты пошла? Хорошо, только дверь закрой.
А то знаешь как дует, когда тебя рядом нет.
Я заметил, у всех твоих платьев чудовищный крой.
И помада тебе не к лицу, отвратительный цвет
.
У тебя вечно всё не так, вечно всё через задницу:
То весёлая ты, то надутая, словно гусь.
Как такая как ты мне вообще умудрилась понравиться?
Иногда смотрю и прям-таки диву даюсь.
А ведь нет: люблю же, терплю, потакаю всем прихотям.
Только где благодарность? Вот этот кивок головой
За неё мне считать? Иль когда подбородок выпятив,
Начинаешь меня ты злить, когда я уже злой?
Когда я готов четвертовать тебя, думая “Вот же ж…”
Так давай, уходи, спасай свою нежную шкурку.
Наори на меня, вперёд. А громче ты можешь?!
Нет, ты можешь лишь нервно тушить окурки.
Мне об лоб, прожигая его до самого мозга.
Ты во всех городах, в каждой женщине, что мною вертит.
Уходи, потому что глаза твои словно розги.
И моё наказанье – терпеть их до самой смерти.

music:
Florence and The Machine – Bedroom Hymns

Newborn pony

Я видел, как новорожденный пони
На непослушных ему ногах
Вставал. И трясся будто в агонии.
Я видел смелость в его глазах.
Как жизнь шла от одного к другому,
Сверкала алой кровью на  рукавах.
И целовала тех, кто давно впал в кому.
Как мы вращались в чужих кругах.
Я видел, как воздух, густой от слёз,
Буравила нервно, прокурено лесть.
Как где-то поезд сходил с колёс,
А кто-то никак не мог с них слезть.
Я видел, как новорожденный пони,
На непослушных ему ногах
Упал. И сломал свои хрупкие голени.
Я видел, как всё превращалось в прах.
Как сброд победителей в клещи зажал.
Как слабые сильным фривольно тыкали.
И как здравый смысл трещину дал,
Я видел. Пойду и глаза себе выколю.

 

ритм скачет, потому что я так хочу, заткнитесь

music : Kills – Ura Fever

 

Моей незнакомке

 

Когда вы пришли, мои первые муки совести,
Я встретил вас во всеоружии.
Совсем неготовый один эту боль нести,
Я был тогда пьяный, простуженный.

Когда ты пришла, моя первая совесть,
Я свечи зажёг, я вино открыл.
Я богат и весел, и вроде бы всё есть,
Лишь тобой не владел до этой поры.

Ты так долго и страстно меня бранила,
Что в углах твоих губ вспузырилась пена,
И с невесть откуда взявшейся силой
Колотила меня, больного, об стену.

Разбивала меня, как чайное блюдце,
На границе земного ада и рая.
Мои раны легко бы могли затянуться,
Только я ведь корочку отдираю.

Я рассказал бы тебе, как меня разрывало на части.
Как я пил и гулял, развращал и страдал от лени.
Но я и так непосредственно принял участие,
В твоём быстром, ежеминутном растлении.

Теперь ты со мной, моя грешная Совесть.
За моей спиной, с фингалом под глазом.
Знаешь, я ведь готов хоть пудами соль есть,
Лишь бы ты приходила ко мне раз за разом.

Вечно слышать, как ты, каблуком звеня,
Примеряешь наряды, танцуя от скуки.
И без всякой надежды исправить меня,
Отзываешь отряды, умываешь руки.